Европейская Академия Естественных Наук

Europäische Akademie der Naturwissenschaften Hannover рег. № 8080 от 17.12.02

Wednesday, Jul 26th

Last update:11:55:03 PM GMT

You are here:

Особенности предупреждения групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан и проблемы оперативно-розыскной профилактики

Особенности предупреждения групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан и проблемы оперативно-розыскной профилактики

К.В. ДИКУНОВ.

ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Корыстно-насильственные преступления, как грабежи и разбои, имеют свою специфику, без учета которой их эффективное предупреждение невозможно. Это тем более касается групповых грабежей и разбоев против собственности граждан, когда надо иметь в виду специфику не только этих преступлений, но и их групповой характер. Главное - это подбор соответствующих средств и методов профилактического воздействия.

Главным в предупреждении рассматриваемых преступлений является определение объектов профилактического воздействия (с учетом их специфики), субъектов профилактики (с учетом особенностей их деятельности), мер, мероприятий, методов и форм указанного предупреждения. При этом, как справедливо указывалось в литературе[1], на первый план выдвигаются следующие вопросы:

-         в отношении кого конкретно, каких лиц и каких преступных групп должна осуществляться профилактика?

-         кто конкретно должен осуществлять профилактику преступлений, особо определяя свое отношение к преступным группам?

-         как конкретно должна осуществляться профилактика различных форм преступного поведения, в том числе и группового?

Отвечая на эти вопросы и поясняя их смысл, учитывая специфику групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан, мы сформулируем каждую из трех указанных позиций следующим образом.

Первый вопрос связан с выявлением лиц, замышляющих создание преступной группы, добыванием сведений о существующих преступных группах и их намерениях, постановка их на специальный учет и классификация в целях конкретизации объекта профилактического воздействия.

Второй вопрос касается органов, организаций, служб и подразделений, которые в силу своих функциональных обязанностей осуществляют профилактику преступлений, а имеющиеся в их распоряжении силы и средства позволяют направлять работу на предупреждение групповых посягательств.

Третий вопрос, касающийся содержания профилактики преступлений в целом, связан с определением форм и методов мер и мероприятий, ориентированных на предупреждение именно рассматриваемых групповых деяний.

Данные вопросы должны быть решены и нормативно. Как субъекты так и объекты профилактики должны обладать определенными правами и в их пределах выполнять свои обязанности и нести ответственность за свои действия. На наш взгляд все должно осуществляться в рамках права.

Предупреждение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан, с точки зрения основополагающих принципов и его организационных начал, может быть представлено следующим образом:

- социальный контроль за лицами, которые в силу своей корыстной страсти и склонности к насилию проявляют стремление к организации преступных групп и совершению грабежей и разбоев против собственности граждан;

- административный надзор за лицами, отбывшими наказание за хищения, склонными к совершению новых преступлений, устанавливающими связь с другими лицами в целях совместного посягательства на чужое имущество;

- оперативно-розыскные мероприятия, направленные на выявление лиц, стремящихся к образованию групп, направленных на совершение грабежей и разбоев против собственности граждан и осуществляющих соответствующие приготовительные действия;

- раскрытие рассматриваемых групповых грабежей и разбоев и обеспечение неотвратимости наказания;

- специальные мероприятия, обеспечивающие невозможность совершения групповых грабежей и разбоев против собственности граждан;

- постпенитенциарная профилактика;

- виктимологическая профилактика[2].

Вышеназванные мероприятия могут привести к желаемому результату, если они организационно обеспечены. При этом важное значение имеет реализация таких организационных принципов, как информационное обеспечение координация и взаимодействие, правовое регулирование. Основой же основ организации является компетентное решение задач предупреждения, что тесно связано с эффективным руководством профилактической деятельности.

Такая деятельность имеет различные направления.

Деятельность органов внутренних дел. Находясь на переднем крае борьбы с преступностью, имея разветвленную систему служб и подразделений, эти органы сосредотачивают свои усилия на недопущении наиболее общественно опасных преступлений, особенно совершаемых различными преступными группировками и сообществами. При этом специально выделяются групповые грабежи и разбои. Органам внутренних дел, как показывает анализ практики, с помощью мероприятий оперативно-розыскного характера в первую очередь следует выявлять и устранять причины и условия создания преступных групп, направленных на совершение грабежей и разбоев, а главное - выявлять лиц, замышляющих и подготавливающих эти преступления, а также предотвращать и пресекать их. Думается, что в деятельности именно органов внутренних дел необходимо слияние профилактики грабежей и разбоев против собственности граждан с оперативно-розыскной деятельностью, направленной на выявление преступных групп. Здесь все должно быть конкретизировано, ориентировано в каждом конкретном случае на достижение определенной цели. Безусловно, при этом необходимо взаимодействие МВД с прокуратурой, ФСБ и другими правоохранительными органами, но на первом месте должна стоять специализированная деятельность, направленная на предупреждение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан специальными подразделениями. На основе экспертных оценок, данных работниками органов внутренних дел, имеющих значительный опыт работы, определено; что 65 % из их числа считают необходимым специализацию, связанную именно с недопущением групповых преступлений, а 26 % это те из экспертов, кто особо выделяет подготовку специалистов по борьбе с имущественными преступлениями. В общем речь идет о предупреждении групповых грабежей и разбоев против собственности граждан на специальном уровне. Оно охватывает мероприятия, специально направленные на то, чтобы не допустить рассматриваемые грабежи и разбои, совершаемые преступными группами. Такие мероприятия, как показывает анализ практики, отличаются от иных профилактических мероприятий своим специальным предназначением и особой целенаправленностью: - недопущение, предотвращение и пресечение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан. В литературе обращается внимание на то, что специальная профилактика представляет собой конкретизацию объекта воздействия, когда особо и специально выделяются те или иные однотипные преступления[3]. К их числу относятся и групповые грабежи и разбои[4]. Именно на их предотвращение и пресечение направлены все усилия специального предупреждения.

Практика сложилась таким образом, что для предупреждения групповых преступлений объединяются усилия всех правоохранительных органов. Особую роль при этом играет обмен информацией. Анализ практики показывает, что для предупреждения групповых преступлений правоохранительными органами необходима современная компьютерная информация - особая система учетов групповых форм преступного поведения. Это весьма значимый для практики комплекс профилактических проблем. Здесь много разновидностей и направлений, а одно из них - это предупреждение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан.

Наряду со сказанным, надо учитывать еще и то, что основным направлением борьбы с рассматриваемыми грабежами и разбоями всегда являлась и является индивидуальная профилактика, которая «существует на практике реально и приносит реально ощутимые результаты»[5]. Полагаем, что это - ядро всей системы предупреждения преступлений, в том числе групповых грабежей и разбоев. Основное здесь то, как отмечается в литературе, что индивидуальная профилактика преступлений является адресной, то есть ориентирована на личность, которая привлекает к себе внимание своим криминальным образом жизни. Адресность и персонализация мер воздействия на личность в значительной мере снижают вероятность преступления. Это касается и группового преступления, ведь оно также является индивидуализированным объектом воздействия. Практикой давно уже доказано, что положительный результат в предупреждении групповых грабежей и разбоев достигается в основном за счет индивидуальной профилактики. Ведь и здесь речь идет о работе с реальными людьми.

Представляется, что здесь по особому важно стоит вопрос об информации. На наш взгляд, этот вопрос можно поставить так: цель и средство любого решения профилактической проблемы групповых и грабежей и разбоев - это информация. Данный подход к решению указанной проблемы, по нашему мнению, предельно четко отражает суть предупреждения, во-первых, грабежей и разбоев в отношении собственности граждан, во-вторых, групповых форм преступного поведения. В практической деятельности во главу угла, на наш взгляд, должен ставиться вопрос о сборе, накоплении, оценке и обработке информации о рассматриваемых групповых грабежах и разбоях. Как указывается в литературе, качественная и своевременная информация - ключ к стратегии и тактике борьбы с преступностью[6]. Без информации о групповых грабежах и разбоях нет предупреждения таких деяний. Информационные процессы пронизывают всю предупредительную деятельность, проникают в саму суть профилактического воздействия. Информационное обеспечение этой деятельности - есть метод ее организации и руководства борьбы с преступностью в целом, а без этого нет и соответствующего управления. Владеть информацией о преступлениях - значит обладать «ключом» к решению задач их предупреждения.

Органы внутренних дел, осуществляя предупреждение преступлений, всегда акцентируют внимание на индивидуальной работе с лицами, ведущими преступный образ жизни. Но для одних служб и подразделений этих органов индивидуальная профилактика является основной функцией, для других - одной из главных, для третьих же характерным является лишь осуществление отдельных индивидуально-профилактических мер. Это относится и к деятельности, имеющей отношение к индивидуальному предупреждению грабежей и разбоев против собственности граждан. Изучение практики органов внутренних дел показывает, что на протяжении десятилетий ведущую роль в индивидуальном предупреждении грабежей и разбоев играют подразделения уголовного розыска. При этом они объединяют вокруг себя другие службы и подразделения органов внутренних дел.

В компетенцию уголовного розыска входит главным образом индивидуальная профилактика и адресная оперативно-розыскная работа.

Уголовный розыск действует не только «внутри» системы МВД РФ, но и выходит за ее пределы, и это особенно ярко проявляется, когда дело касается различных преступных группировок. В данном случает имеется в виду два направления предупреждения групповых форм преступного поведения: одно - руководство деятельностью, а другое - исполнение конкретной работы. В этой связи некоторые авторы высказывают мнение, которое нами разделяется: ответственное руководство деятельностью по предупреждению групповых преступлений и ответственность исполнителя включены в систему взаимодействия. Это касается именно оперативных подразделений MBД РФ, а их основное направление деятельности - оперативно-розыскная профилактика.

Собственно говоря, профилактика групповых грабежей и разбоев против собственности граждан фактически имеет место в двух случаях: когда создание преступной группы находится в «зародышевом» состоянии; когда явления, связанные с созданием преступной группы, еще не имеют места, но существует реальная возможность их возникновения. Нетрудно заметить, что речь идет о причинах и условиях возникновения преступных групп, об их выявлении и нейтрализации, о лицах, склонных к объединению в группы в целях совершения грабежей и разбоев и т.д. Здесь все сводится к тому, чтобы не допустить создание преступной группы, устранить возможности ее образования и существования в тех или иных социальных условиях; все это - ранний этап предупреждения групповых грабежей и разбоев. Любое предупреждение преступлений можно назвать ранним, поскольку деяние не совершено и наказание не имеет места. Упредить преступление - вот главная задача, тесно связанная с другой, не менее важной - разобщить группу, ликвидировать ее как «субъект» преступления. При этом не может играть принципиальную роль то, за какой период до возможного совершения группового грабежа или разбоя оно предупреждено. Ведь сама эта возможность является прогностической категорией. Следовательно, когда появляется такая возможность, тогда и должна начинаться профилактика, а ранняя или нет, это уже значения не имеет. Для практического осуществления профилактики групповых грабежей и разбоев против собственности граждан важное значение имеет именно выявление преступных групп, определение их криминальной направленности. Изучение практики показывает, что сигналом для начала профилактики групповых грабежей и разбоев является: сговор по созданию преступной группы, сколачивание ее лидером (вожаком) и другими соучастниками и замысел совершить преступление, который может развиваться (реализовываться) и превратиться в установку на совершение конкретного посягательства. Здесь важен сам факт - возможность образования преступной группы. Если такая возможность реальна, то преступные действия группы необходимо предупреждать;

Существует мнение, что для обнаружения начальных стадий возникновения у криминальной группы преступного замысла важна ранняя диагностика, то есть информация о намерениях группы. При этом указывается, что такая диагностика помогает обнаружить и вскрыть планы группы еще на стадии их обсуждения[7]. А когда речь идет о конкретных лицах-соучастниках, необходим индивидуальный подход и ориентация на адресную оперативно-розыскную работу. На практике такая работа всегда ориентирована именно на конкретных лиц, на предотвращение и пресечение с их стороны преступлений, совершаемых в соучастии. Как показывает изучение практики, в целях предупреждения групповых преступлений используется именно оперативно-розыскная профилактика.

Основоположники теории оперативно-розыскной деятельности (А.И. Алексеев, Д.В. Гребельский, А.Г. Лекарь, В.А. Лукашов, С.В. Овчинский, Г.К. Синилов и др.) еще в своих первых фундаментальных работах в 70-х годах прошлого столетия отмечали необходимость самого широкого использования криминологических знаний в развитии теории и практики оперативно-розыскной деятельности. Одновременно была отмечена специфика использования оперативно-розыскных средств и методов в углубленном познании преступности, ее причин и условий, личности преступника. В те же годы было положено начало разработки такой важной формы оперативно-розыскной деятельности, как оперативно-розыскная профилактика.

Специфика оперативно-розыскной профилактики заключается в следующем:

- ведется оперативно-профилактическое наблюдение за лицами, поставленными на профилактический учет в связи с высокой степенью вероятности их преступного поведения;

- обеспечивается успех индивидуальной профилактики благодаря оперативной осведомленности о контингенте лиц, которые могут встать на путь совершения преступлений, и особенностях каждого лица, допустившего антиобщественное поведение или испытавшего вредное влияние антиобщественных и преступных элементов;

- фиксируется среда местных криминально активных жителей, в которой осуществляется оперативно-розыскная деятельность по раскрытию преступлений в целом, и, групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан, в частности;

- изучаются отдельные категории лиц, представляющих оперативный интерес, их связи, образ жизни, поведение и прошлое для получения оснований к применению мер профилактики.

В оперативно-розыскной профилактике выделяют ряд относительно самостоятельных элементов:

- изучение с помощью средств и методов оперативно-розыскной деятельности контингента лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением;

- документирование фактов и обстоятельств, действий и поступков этих лиц, обеспечивающее успех индивидуальных профилактических мероприятий;

- инициативное осуществление поисковых мероприятий для обнаружения признаков подготовки преступлений, преступных намерений или преступной деятельности лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением[8].

 


[1] См.: Жалинский, А.Э. Эффективность профилактики преступлений и криминологическая информация / А.Э. Жалинский, М.В. Костицкий - Львов, 1980. – С. 41-45; Игошев, К.Е. Система субъектов и объектов профилактики преступлений / К.Е. Игошев – Горький, 1978. - C. 11-12; Блувштейн, Ю.Д. Система субъектов и тактика профилактики преступлении / Ю.Д. Блувштейн. - М,. 1980. - С. 35-40.

[2] Более подробно об этом см.: П. 2.2. Гл. II настоящей диссертации.

[3] См.: Аванесов, Г.А. Криминология / Г.А. Аванесов. - М., 1984. - С. 453; Теоретические основы предупреждения преступности. - М,. 1977. – С. 38-40.

[4] См.: Жалинский, А.Э. Теоретические проблемы профилактики преступлений / А.Э. Жалинский - М., 1980. - С. 5-10.

[5] См.: Саркисов, Г.С. Индивидуальная профилактика преступлений и ее эффективность / Г.С. Саркисов // В кн.: Борьба с преступностью в регионах. Матер. научно-практической  конференции - Ереван, 1986. - С. 68.

[6] См.: Любимов, В.В. Информация о преступности (стратегия и тактика борьбы с преступностью) / В.В. Любимов - Тюмень. 1996. - С. 7.

[7] См.: Лекарь, А.Г. Профилактика преступлений. С. 90; Яковлев, A.M. Индивидуальная профилактика преступного поведения. C. 108-110

[8] См.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, А.Ю. Шумилова. – М., 2001; Исиченко, А.П. Оперативно-розыскная криминология / А.П. Исиченко. – М., 2001.

 

Можно спорить о терминологической несогласованности содержательной стороны оперативно-розыскной профилактики (оперативный контроль, оперативно-профилактическое или агентурно-оперативное наблюдение), однако бесспорно, что полученная таким путем информация выступает как необходимая предпосылка и как важнейший фактор принятия к лицу мер профилактического воздействия вне рамок оперативной разработки.

Определяя сущность оперативно-розыскной профилактики, следует подчеркнуть, что она в общей системе социальной профилактики выступает в качестве государственно-правовой реакции оперативных подразделений на факты противоправного поведения лица (индивидуальная профилактика) или криминогенную обстановку (общая профилактика) с учетом особенностей, связанных с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов. Именно здесь воздействие на объекты профилактики пребывает как бы в скрытом виде: от получения негласной информации до комбинированного использования оперативно-розыскных возможностей, устранения противоправного поведения, противоправной ситуации.

Существенным моментом, определяющим сущность оперативно-розыскной профилактики, является использование полученной информации на опережение, то есть, чтобы умысел на совершение преступления не перешел в приготовительные к нему действия (которые в ряде случаев сами по себе могут быть уголовно-наказуемыми), а последние не переросли в стадию покушения на совершение преступления.

Субъектом процесса получения оперативно-розыскной информации при осуществлении мероприятий оперативно-профилактической направленности выступают оперативные подразделения органов внутренних дел, которые, в пределах предоставленных им полномочий, осуществляют как гласные, так и негласные оперативно-розыскные мероприятия, направленные на поиск информации, лиц, представляющих оперативный интерес. Так же ими проводятся оперативно-розыскные мероприятия, носящие проверочный и нейтрализующий характер с тем, чтобы своевременно выявить лиц, вынашивающих преступные намерения и оказать на них позитивное влияние. Выявляются также потенциальные жертвы преступлений, принимаются меры по обеспечению их безопасности.

Между тем необходимо отметить, что оперативно-розыскная профилактика все еще не получила широкого развития. Это можно объяснить как ошибками прошлого, когда эта работа в органах внутренних дел была заформализована и в итоге дискредитирована, так и современными условиями борьбы с преступностью в целом, и, группой корыстно-насильственной преступностью против собственности граждан, в частности: ее небывалые масштабы и новые качественные характеристики, резкое омоложение оперативного состава криминальной милиции, слабость оперативных позиций в преступной среде, отсутствие в оперативных службах органов внутренних дел специальных подразделений, неразвитость криминологической культуры оперативных работников, слабое научное обеспечение оперативно-профилактической работы, дефицит ресурсного обеспечения борьбы с преступностью – это, пожалуй, основные причины забвения оперативно-профилактической функции криминальной милиции[1].\

Накатившийся на российское общество мощный вал криминала вынуждает всячески приспосабливаться к экстраординарным условиям оперативной обстановки. При этом по старой отечественной традиции значительные усилия нередко направляются на достижение не реальных, а мнимых показателей борьбы с преступностью. В этой связи показательно, например, исходящее от практических работников предложение заводить оперативно-поисковые дела только по нераскрытым особо тяжким преступлениям (на это указали 65 % опрошенных работников УР). Как будто обязанность раскрытия преступлений иных категорий тяжести с криминальной уже снята. Конечно, объяснять подобные предложения только стремлением оперативников к «легкой жизни» было  бы несправедливо уже хотя бы потому, что количество раскрываемых ими преступлений из года в год увеличивается. Очевидно, что с растущим валом преступлений в целом, и, групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан, в частности, криминальная милиция и, прежде всего ее авангардный отряд – уголовный розыск, уже не справляется. Отсюда стремление к изобретательности в реагировании на факты криминальных событий.

Главным критерием деятельности органов внутренних дел продолжает оставаться раскрываемость преступлений, на достижение высокого показателя которой направлены основные усилия милицейских и других подразделений, в том числе призванных заниматься предупреждением преступности. Доминирующая ориентация на пресловутый показатель, изначально нацеленный на достижение стопроцентной или близкой к ней отметки, не только порождает такое уродливое явление, как укрытие преступлений от учета, но и снижает результаты профилактической работы. Опросы занятых ею сотрудников показывают, что преобладающее большинство респондентов (66 %) оценивают состояние этой работы как неудовлетворительное[2].

К сожалению следует признать, что оперативно-розыскная профилактика преступлений в целом, и, корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан, в частности, никогда не пользовалась особой популярностью у сыщиков, еще не так давно искренне полагавших, что лучшая профилактика – раскрытие преступлений. Однако вот какой парадокс. В отсутствие Закона об ОРД официально, пусть и на ведомственном уровне были предусмотрены и велись дела оперативно-профилактического учета. В настоящее же время, когда законодатель определил предупреждение преступлений как одну из задач ОРД (ч. 1 ст. 1 Закона об ОРД), ведение таких дел в органах внутренних дел не предусмотрено. Отдавая должное регулярным оперативно-профилактическим операциям в качестве средства выявления и оперативного реагирования на конкретные причины и условия преступности, нельзя вместе с тем не видеть, что они не могут заменить повседневную работу по профилактике преступлений с использованием возможностей оперативно-розыскной деятельности. Поэтому не говорить об оперативно-розыскной профилактике как объективной необходимости в борьбе с преступностью – значит закрывать глаза на один из неиспользованных резервов профессионального противодействия ей. «Предупреждение преступлений оперативно-розыскными мерами, - подчеркивал профессор В.А. Лукашов, - весьма действенное и перспективное направление деятельности органов внутренних дел… Оно позволяет достичь поставленных целей в сжатые сроки, с меньшими материальными потерями, обеспечивает надежное предупреждение вредных последствий, сужает сферу применения мер уголовного наказания… Можно с уверенностью сказать, что в перспективе значение оперативно-розыскных мер предупреждения и пресечения преступлений … существенно возрастет»[3].

Чтобы реально рассчитывать на повышение роли оперативно-розыскной профилактики преступлений, необходимо, во-первых, продолжить теоретическую разработку ее проблем, поскольку до сих пор не достигнуто единой позиции даже о сущности этого специального направления превенции преступности[4] и, во-вторых, перейти к практическим мерам по формированию данной подсистемы профилактической деятельности.

Для начала целесообразно создать экспериментальные оперативно-профилактические подразделения криминальной милиции в ряде крупных городов России, на базе которых можно было бы опробовать саму идею оперативно-розыскного предупреждения преступлений, отработать формы и методы оперативно-профилактической работы в современных условиях деятельности органов внутренних дел.

При этом важно, чтобы экспериментальное внедрение оперативно-розыскной профилактики было поручено людям, способным оценить ее объективную необходимость, неравнодушно и творчески подойти к ее формированию, развитию и совершенствованию.

Не менее важно разработать такие критерии оценки эффективности оперативно-розыскной профилактики преступлений, которые стимулировали бы добросовестную, целеустремленную деятельность по выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, правомерному воздействию на объекты профилактики, устранению, ослаблению или нейтрализации криминогенных факторов. Разработка таких критериев – дело непростое, но крайне важное и нужное. Нельзя допустить, чтобы идея оперативно-розыскной превенции, как это уже было в прошлом, снова оказалась похороненной из-за непродуманной, неграмотной оценки ее эффективности на практике. И здесь свое слово должны сказать ученые, разумеется, не только криминологи, теоретики оперативно-розыскной деятельности, но и представители науки управления, социологи, психологи и др.

Проведенные нами исследования, направленные на предотвращение и пресечение групповых грабежей и разбоев против собственности граждщан, показали; что в «арсенале» оперативно-розыскной профилактики имеются специальные меры воздействия на лиц, замышляющих подобные преступления. Она используется тогда, когда у того или иного лица появляется замысел не только на совершение грабежа или разбоя, но и на совершение деяния с кем-либо совместно, в составе группы. Наличие же такого замысла подтверждается соответствующим поведением личности. В данном случае меры оперативно-розыскной профилактики групповых грабежей и разбоев обеспечивают воздействие, с одной стороны, на саму личность, с другой стороны, на окружение этой личности (сообщники, соучастники). Но как показывает анализ практики, важнейшей проблемой всегда остается установление круга лиц, в отношении которых необходима оперативно-розыскная профилактика.

Практика диктует также необходимость установления источников, отрицательно влияющих на лиц, стремящихся к участию в преступной группе. На передний план здесь выступают проблемы оперативного обслуживания.

Существует связь между оперативно-розыскной и специальной профилактикой групповых грабежей и разбоев против собственности граждан. В единстве два этих направления предупредительной деятельности образуют комплекс мер воздействия на всех соучастников деяния. Практика свидетельствует о том, что оперативно-розыскная и специальная профилактика сосредотачивают свои усилия на конкретном преступлении, будь оно единоличное или групповое, независимо от того, разбой это или убийство, грабеж или вымогательство. Что касается рассматриваемых грабежей и разбоев, то, как показывает практика, эффект достигается тогда, когда оперативно-розыскные и специальные методы и средства применяются комплексно. Особенно это касается разбоев, сопряженных с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Это, как правило, заранее замышляемые групповые деяния, совершаемые по предварительному сговору или организованной группой. Именно о таких деяниях, предотвращение и пресечение которых связано с использованием специальных средств и методов, нужна оперативно-розыскная информация.

Данные, полученные в результате экспертных оценок, подтверждают вывод о том, что предотвращение и пресечение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан в их начальной стадии как и на стадии, как и на стадии формирования преступной группы, приводит к эффективному результату в 8 случаях из 10. Однако, когда эта начальная стадия не обнаруживается и у преступной группы уже созрела готовность к совершению деяния, то при прочих равных обстоятельствах указанный положительный результат можно получить лишь в 4 случаях из 10. Но здесь нельзя говорить о запоздалой профилактической работе. Речь идет о таких стадиях возникновения преступного замысла, связанного с образованием преступных групп, намерение которых совершить грабеж или разбой, связаны с ситуацией. В основном это касается спонтанных групп, неустойчивых, когда предварительный сговор отсутствует. Здесь на помощь приходит оперативная экспресс-информация.

По данным наших исследований, проведенных совместно с оперативными работниками органов внутренних дел, 68 % осужденных за групповые грабежи и разбои против собственности граждан имели до совершения деяния так называемые наглядные признаки преступного поведения. Это главным образом групповые грабежи и разбои, совершаемые в сфере теневой экономики, хотя здесь немало и «подъездно-уличных» посягательств. Из числа исследованных преступных групп 48 % были созданы лицами, ранее судимыми за кражи, грабежи, разбои, вымогательство, хулиганство и даже за убийства. По мнению участвовавших в исследовании оперативных работников органов внутренних дел,  которое нами разделяется, это именно те лица, в отношении которых самой важной является именно оперативно-розыскная профилактика.

На практике, как полагают эксперты, сравнительно легко выделять лиц, отбывших наказание в местах лишения свободы, уделять им особое внимание. По данным, полученным в результате экспертных оценок, при групповых грабежах и разбоях, со средней численностью группы в три человека, один или двое ранее судимы (33- 66 %); можно сказать и так: с учетом допустимой статистической погрешности 50 % ранее судимые и 50% - не судимые. Имея это в виду, осуществляя предупреждение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан, необходимо соблюдать единство мероприятий, направленных в равной мере против первичных и рецидивных преступлений. С учетом такого единства практика выработала определенные меры воздействия, однако и здесь на первый план выдвигается оперативно-розыскная профилактика[5]. Это самые различные, но главным образом специальные и оперативно-розыскные меры, мероприятия и средства.

Принимая во внимание рекомендации, даваемые различными авторами в опубликованных работах, используя, другие источники (справки, отчеты, доклады и т.д.), можно выделить основные группы мер профилактического воздействия.

Первичные меры, направленные на предупреждение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан, применяются, как правило, к лицам, ранее не судимым, легко вовлекаемым в преступные группы. Эти меры ориентированы на выявление подобных лиц и оказание на них положительного влияния и профилактического воздействия. В основном это меры убеждения, но при необходимости применяется и принуждение. Профилактический заряд этих мер заключается в том, что они способствуют выбору и конкретизации объекта воздействия, четко определяют круг лиц, в отношении которых необходима профилактика. Главное здесь - это удержать лиц от участия в преступных группировках.

Вторая группа мер, направленных на предупреждение групповых грабежей и разбоев против собственности граждан, представляет собой по существу аналитические мероприятия, способствующие изучению выявленных лиц и их ближайшего окружения, преступных групп, их намерений, направленности и т.д. Такие меры являются информационной базой для организации и определения направлений предупреждения изучаемых посягательств.

Третья группа мер относится к области собственно самого профилактического воздействия, - это «работающие» меры недопущения, предотвращения и пресечения рассматриваемых групповых грабежей и разбоев. Наряду с другими здесь используются и специальные средства, методы оперативно-розыскной деятельности. В данном случае преобладают меры принуждения.

Особой является группа мер, ориентированных на лиц, ранее судимых. С их помощью выявляются лица, решившие продолжить преступную деятельность и вынашивающие намерение организовать преступную группу в целях совершения грабежей и разбоев против собственности граждан. Особо выявляются лица, которые отбывали наказание за корыстные и насильственные преступления, в том числе и групповые, склонные в силу личностных особенностей и их окружения к повторному совершению таких же посягательств. У таких «потенциальных» грабителей и разбойников важно конкретно зафиксировать преступные намерения, выявить преступный замысел. При этом на первое место выдвигаются специальные методы и оперативно-розыскная профилактика. Это делает предупреждение преступлений реальным.

Реализация указанных мер в целом направлена на достижение целей борьбы с корыстно-насильственными преступлениями и групповыми формами преступного поведения. При этом акцент смещается от общих мер к специальным и к оперативно-розыскной профилактике. Необходимы, следовательно (этот вопрос возникает вновь), полная и правдивая информация о групповых грабежах и разбоях против собственности граждан, а главным образом - сведения оперативно-розыскного характера.

Информация должна быть практически значимой, то есть отвечать задачам обеспечения контроля за объектом профилактического наблюдения. Практика показывает, что во всех случаях осуществления профилактики рассматриваемых групповых грабежей и разбоев неизбежно возникает необходимость в материалах, добываемых в ходе оперативно-розыскной деятельности и с применением специальных средств.

Осуществленная практическими работниками органов внутренних дел экспертиза показала, что, предупреждая групповые грабежи и разбои против собственности граждан, работники постоянно испытывают «информационный голод». Почти 78 % экспертов считают, что дело обычно сводится к «текучке» и авралам, компаниям по сбору информации. По их мнению, главным образом необходимы: сведения о лицах, стремящихся к созданию преступных групп; данные о «дислокации» преступных групп; сведения о преступных замыслах и подготавливаемых преступлениях. Кроме этого важно вести специальный профилактический учет конкретных лиц и преступных групп и осуществлять надзор над ними. Необходим компьютерный учет конкретных лиц, входящих или входивших ранее в преступные группы. Нужны и другие профилактически значимые сведения.

Из сказанного вытекает ряд конкретных выводов и предложений, важность которых обосновывается данными конкретных социологических исследований и результатами анализа практики.

Оперативным подразделениям МВД-ГУВД-УВД необходима вспомогательная служба, которая занималась бы обеспечением информацией о преступных группировках, особенно об организованных группах и преступных сообществах. Это была бы целевая информация.

Органы внутренних дел, если им предстоит серьезно бороться с различного рода преступными группами, должны ставить перед собой главную цель - проведение оперативно-розыскных мероприятий по выявлению таких преступных групп и лиц, ведущих деятельность по их созданию. Как показало проведенное автором исследование, традиционные методы предупреждения групповых преступлений в условиях современной криминальной ситуации в стране заметно уступают место новым оперативно-розыскным методам. Необходимы специфические, оправдывающие себя на практике средства.

Принятый в 1995 году Закон об оперативно-розыскной деятельности позволяют по новому подойти к проблеме оценки данных, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Для предотвращения (на стадии замысла) и пресечения (на стадии, приготовления) групповых грабежей и разбоев против собственности граждан, а также для выявления преступных групп и лиц, ведущих работу по созданию таких групп, необходима разведывательная информация. Только профилактической информацией здесь не обойтись.

На практике оперативно-розыскные действия всегда должны быть направлены на выявление преступных групп и их разобщение, на установление замышляемых и подготавливаемых групповых преступлений, на обезвреживание любых форм соучастия.

Соответствующая информация должна фиксироваться в оперативно-розыскных документах, а оперативно-розыскные мероприятия профилактического характера отражаться в делах оперативного учета. Мы согласны с тем, что наряду с профилактическим воздействием на личность и преступную группу допустимо говорить и об оперативно-розыскном воздействии. Имея в виду применение жестких мер воздействия, принуждения, силы закона.

Нами разделяется мнение о том, что в Законе об оперативно-розыскной деятельности необходимо расширить перечень оперативных мероприятий. В частности, в Законе следует конкретно обозначить положение о том, что особым является агентурное наблюдение не только за преступными группами и их действиями, но и за созданием таких групп с целью выявления организаторов. В подавляющем большинстве случаев действия по созданию преступных групп замаскированы, а потому «простым глазом» не наблюдаемы.

Информация о преступных группах и их действиях, выступает как решающее средство, способствующее ликвидации различного рода преступных группировок, как основной метод руководства соответствующей деятельностью и форма контроля за групповой преступностью.

Мы разделяем мнение о том, что органам внутренних дел в их борьбе с преступностью, в частности, с различного рода групповыми преступлениями необходима оперативно-розыскная экспресс-информация. Она должна поступать по специальным каналам и только в специальные подразделения. Суть ее - своевременность.

Видимо, важна и досье-информация. Имеется в виду, что на каждую преступную группу должно заводиться персональное досье, в котором были бы сосредоточены представляющие оперативный интерес сведения. Наилучший вариант - это компьютерная досье-информация. При этом можно будет создать банк информации, о различных формах группового преступного поведения.

Задачи предупреждения групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан многогранны и многоплановы. Это проблема – комплексная. Необходим системный анализ этой проблемы, а в его основе должен лежать практический опыт и научные исследования.

Рассмотрение вышеизложенного позволяет констатировать.

1. Предупреждение групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан с точки зрения основополагающих принципов и его организационных начал, может быть представлено следующим образом:

- социальный контроль за лицами, которые в силу своей корыстной страсти и склонности к насилию, проявляют стремление к организации преступных групп и совершению корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан;

- административный надзор за лицами, отбывшими наказание за хищения, склонными к совершению новых преступлений, устанавливающими связь с другими лицами в целях совместного посягательства на чужое имущество;

- оперативно-розыскные мероприятия направленные на выявление лиц, стремящихся к образованию групп, направленных на совершение корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан и осуществляющих соответствующие приготовительные действия;

- раскрытие рассматриваемых корыстно-насильственных преступлений и обеспечение неотвратимости наказания;

- специальные мероприятия, обеспечивающие невозможность  совершения корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан;

- постпенитенциарная профилактика;

- виктимологическая профилактика.

2. Профилактика групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан фактически имеет место в двух случаях: когда создание преступной группы находится в «зародышевом» состоянии; когда явления, связанные с созданием преступной группы, еще не имеют места, но существует реальная возможность их возникновения. Здесь все сводится к тому, чтобы не допустить создание преступной группы, устранить возможности ее образования и существования в тех или иных социальных условиях.

3. В системе специального предупреждения рассматриваемых преступлений особую роль выполняют профилактические мероприятия, осуществляемые оперативными подразделениями органов внутренних дел на основе положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

4. Специфика оперативно-розыскной профилактики заключается в следующем:

- ведется оперативно-профилактическое наблюдение за лицами, поставленными на профилактический учет в связи с высокой степенью вероятности их преступного поведения;

- обеспечивается успех индивидуальной профилактики благодаря оперативной осведомленности о контингенте лиц, могущих встать на путь совершения преступлений, и особенностях каждого лица, допустившего антиобщественное поведение или испытавших вредное влияние антиобщественных и преступных элементов;

- фиксируется среда местных криминально активных жителей, в которой осуществляется оперативно-розыскная деятельность по раскрытию преступлений в целях, и, групповых корыстно-насильственных преступлений против собственности граждан, в частности;

- изучаются отдельные категории лиц, представляющих оперативный интерес, их связи, образ жизни, поведение и прошлое для получения оснований к применению мер профилактики.

5. В общей системе социальной профилактики оперативно-розыскная профилактика выступает в качестве государственно-правовой реакции оперативных подразделений на факты противоправного поведения лица (индивидуальная профилактика) или криминогенную обстановку (общая профилактика) с учетом особенностей, связанных с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов. Именно здесь воздействие на объекты профилактики пребывает как бы в скрытом виде: от получения негласной информации до комбинированного использования оперативно-розыскных возможностей, устранения противоправного поведения, противоправной ситуации.

6. Целесообразно создать экспериментальные оперативно-профилактические подразделения криминальной милиции в ряде крупных городов России, на базе которых можно было бы опробовать саму идею оперативно-розыскного предупреждения преступлений, отработать формы и методы оперативно-профилактической работы в современных условиях деятельности органов внутренних дел.

 


[1] См.: Исиченко, А.П. Указ. соч. – С. 47.

[2] См.: Бурлаков, В.Н. Криминогенная личность и индивидуальное преступное поведение. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук / В.Н. Бурлаков. – СПб., 1998. – С. 30.

[3] Лукашов, В.А. О некоторых морально-этических аспектах оперативно-розыскной деятельности / В.А. Лукашов // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Матер. междунар. науч.-практ. конференции (СПб., 1998. – 9-10 апреля). – Ч. I / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. – СПб., 1998. – С. 7.

[4] См. об этом, напр.: Иванов, П.И. Правовое регулирование оперативно-розыскной профилактики экономических преступлений / П.И. Иванов // Современные криминологические проблемы борьбы с преступностью: Труды Академии управления МВД России. – М., 2000. – С. 64-66.

[5] См.: Удовиченко, М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений / М.А. Удовиченко. – Ставрополь, 1999; Утевский, А.Б. Оперативно-розыскная деятельность: тактика борьбы с разбойными нападениями / А.Б. Утевский - М., 1996.