Европейская Академия Естественных Наук

Europäische Akademie der Naturwissenschaften Hannover рег. № 8080 от 17.12.02

Monday, May 29th

Last update:11:55:03 PM GMT

You are here:

О.В. Тумшевиц «Бессознательное» в кинезиологической практике».

О.В. Тумшевиц «Бессознательное» в кинезиологической практике».

 

Кинезиология всё увереннее заявляет о себе как практика позволяющая в полной мере обеспечить холистический подход к больному и его проблемам. Она в любой своей интерпретации реализует многовековую мечту великих целителей прошлого – не навредить. И не просто «не навредить», а вести больного к выздоравливанию кратчайшим путём, основываясь на его абсолютном знании себя. Вспомним Альберта Швейцера: “Все пациенты носят в себе собственного врача. Они приходят к нам, не зная этой истины. Мы поступаем наиболее успешно тогда, когда даём шанс действовать этому врачу”.

Кинезиология, а именно мышечное тестирование сделало многовековую мечту реальностью сегодняшнего дня. Мягкое мышечное тестирование (George Goodheart, США) позволяет работать по выявлению проблем тела физического, таких как патология внутренних органов, мышечные блоки и пр. с дальнейшим подбором средств и методов воздействия, и оценки действенности подобранного таким образом лечения. Мягкое мышечное тестирование, будучи основой прикладной кинезиологии, постепенно стало инструментом специалистов не имеющих прямого отношения к хиропрактике.  Представители многих направлений освоили этот универсальный язык и используют его, внося те или иные частности, адаптируя к своим практикам. В двадцать первый век кинезиология вступила насчитывая более двухсот различных направлений (В.Сазонов, Россия).

Этот естественный путь развития кинезиологической практики обеспечил иное понимание и иную интерпретацию мягкого мышечного тестирования. Пришлось признать, что мышечное тестирование не ограничено выявлением проблем тела физического и его кондиций. Возможность тестирования средств и методик, дозировок препаратов и схемы их приёма без непосредственного воздействия на тело, а путём постановки вопроса устно, доказала наличие связи мышц с глубинными структурами человека. При общении с человеком на вербальном уровне получить подобную информацию невозможно. Но есть ли пределы абсолютности знания себя человеком, осознать которые может помочь мышечное тестирование?

Ответить на этот вопрос призвано направление кинезиологии разработанное Гордоном Стоксом (Gordon Stokes), Дэниелом Уайтсайдом (Danial Whiteside) и Кэндас Каллоуэй (Candas Calloway), которое носит название «One brain» или «Three in one concepts». «Три в одном» означает, что тело, разум и дух едины. Таким образом, уже в названии заложен уход от ориентации на физическое тело в кинезиологической практике, что само по себе является революционным шагом. Коль единственным языком работы с пациентом является мышечное тестирование, то априори признаётся возможность общаться на нём не только с телом физическим.

Каким же образом связаны разные уровни человеческой организации? Каким образом осуществляется связь тестируемой мышцы с тем же сознанием, а главное, для чего? Ведь предполагается, что человек осознанно может управлять своим телом, и, соответственно, вполне сознательно управлять тестируемой мышцей если ему задан вопрос и он знает на него ответ. Оказывается, мышца способна изменять свой тонус в ответ на заданный вопрос даже если тестируемый «затрудняется» с ответом или осознанно «устраняется» от управления тестируемой мышцей. В таком случае, тонус мышцы является индикатором стресса возникающего в ответ на заданный вопрос. Этот механизм универсален для любого уровня тестируемой структуры, будь то сознание или то, что лежит за пределами осознанного и определяется как бессознательное.

Бессознательное или неосознаваемое, с современных позиций - совокупность психических процессов, в отношении которых отсутствует субъективный контроль. Бессознательным считается всё, что не становится для индивида объектом осознания. Существуют попытки объяснить и каким-то образом классифицировать бессознательное. Но приходится признать, что попытки эти в большинстве своём «ничтожны», потому как всё отдаётся на откуп наблюдательности и логике автора, и, в конечном счёте, зависит от его имени и авторитета.

Кинезиология позволяет обеспечить качественно иной подход к проблеме бессознательного. Оно переводится из разряда «нечто» (сны и сновидения, архетипы), предназначенного специалисту для помощи в осознании проблем своего пациента, в конкретные факты и константы. Причём, вся эта информация своим источником имеет конкретного человека, личность. Личность неповторимую и не поддающуюся попыткам классификации и приспосабливанию её под определённые типы и архетипы.

Закономерен вопрос – как мышечное тестирование способно «проявить» то, что сознанию недоступно?

Для того чтобы ответить на него, следует разграничить неосознанное:

1.                  То, что имеется в сегодняшнем дне, но «скрыто». То, что определяется нынче как «предсознание» и при определённых условиях (например – подсказка психоаналитика) может быть выведено из «тени» и осознано.

2.                  Прошлое. Человеческая память абсолютна и хранит мельчайшие подробности, причём, не только данной, проживаемой индивидом жизни, но и жизни предков. Кроме того, кинезиологическая практика (так же как и регрессивный гипноз) подтверждают существование реинкорнации и позволяет работать с памятью о предыдущих воплощениях Души.

3.                  Индивидуальность. Речь идёт о генетически детерминированных спонтанных типах реагирования на происходящее. Раздел кинезиологии «Three in one concepts» «Структуры и функции» (Danial Whiteside) продолжает дело начатое физиогномикой и френологией и описывает 48 структур физического тела напрямую связанные с индивидуальностью.

В сегодняшнем дне психоэмоциональное состояние человека формируется его реакциями на происходящее. Но не всегда эмоциональное состояние связывается с ситуацией, если та не становится для человека осознанным стрессом. Ему бывает просто: «плохо», «тоскливо», «нет настроения» и т.д. И даже когда ситуация явно стрессовая, человек редко осознаёт эмоции которые испытывает в данный момент. Тем более что подавляющее количество их часто находится за гранью осознаваемого – враждебность, страх потери, горе и вина, безразличие, разобщённость. Вот здесь и помогает мышечное тестирование. С его помощью, основываясь на абсолютном неосознанном знании человека того, что с ним происходит,  «проявляются» те эмоции, которые «скрыты» от человека. Может возникнуть вопрос о целесообразности такого знания, но кинезиология исходит из того, что человеку надо вернуть право выбора в данной ситуации, которого он был лишён. Отрицательная эмоция (стресс) возникают как ответная реакция на лишение человека чего-то желаемого, будь то отношения, право распоряжения (в первую очередь собой) и т.д. Когда человек ясно осознаёт причину происходящего с ним, то он становится на «позицию силы» и может принимать осознанные решения, а не зацикливаться на своём несчастьи.

Кроме мышечного тестирования в коррекции кинезиолог применяет и другие специфические эксклюзивные приёмы работы. Вторым по значимости стоит возможность задействовать «мыслительный» потенциал человека.

Напомню, что кинезиология «Three in one concepts» носит и другое название – «One brain». Единый мозг – объединённый мозг. Физиология мозга такова, что доминирует левое (мужское) полушарие. Его функции - опыт, знания, логика, частности, защита, ограничения. По некоторым данным, доминирование этого полушария – до 95% времени бодрствования. Правое (женское) полушарие в таком случае довольствуется малым. Его функции – творчество, умение видеть проблему в целом, эмоции, знание потенциала, интуиция. И совсем «мизер» приходится на долю переднего мозга, лобных долей. А этот мозг признаётся нашим главным, истинно думающим, ассоциативным мозгом. Он может объединить потенциал левого и правого полушарий. Его включение в работу происходит спонтанно, когда поставлена задача превышающая возможности каждого из полушарий в отдельности.

«Фронто-окципитальная позиция» или иначе позиция «реинтегратор мозга» позволяет объединить работу всех вышеперечисленных отделов мозга. Она заключается в том, что кинезиолог кладёт свои руки на лоб и затылок пациента. Данная позиция воспроизводит естественную реакцию тела человека в моменты решения нетривиальных задач – рука тянется ко лбу или же к затылку. Прикосновение к данным зонам стимулирует работу соответствующих отделов мозга. Одновременное «включение» всех отделов обеспечивает качественно иную мыслительную способность. То, что прежде было недоступно анализу, «скрыто», осознаётся пациентом с позиций не только «как это было», но и «как это должно быть». Активизированное правое полушарие снимает ограничения навязанные левым полушарием, а передний мозг способен ассоциировать оптимально-рациональный выход из осознанной ситуации.

Прошлое человека играет решающую роль в формировании проблем сегодняшнего дня. Оно также формирует сегодняшний день, даже если никаких осознанных проблем у человека нет. Для того чтобы более полно представить себе значимость произошедшего в прошлом надо принять тот факт, что человек, каждый индивид имеет собственное «программное обеспечение» на предстоящую жизнь. Психотерапия и психология пришли к тому, что человека можно перепрограммировать. Нейролингвинистическое программирование принято, имеет много сторонников и способно на каком-то этапе помочь решить проблему или комплекс проблем. Однако эта практика не учитывает, что программа внедрённая извне может не помочь, а содействовать разрушению личности. Она может «не стыковаться» с естественным программным обеспечением.

Наверное, в  век информатики нельзя не принять за аксиому существование индивидуального «пакета программ» личности. Программы чисто «технологические» - зачатия, развития зародыша-плода с закладкой и «запуском» в определённые сроки органов и систем и их нормального функционирования. Логично допустить, что по этому принципу (по программному) человек реализует своё поведение, строит взаимоотношения, имеет наклонности, способности и таланты, которые либо проявляет, либо нет. Если «зависает» компьютер, то вопросов «что делать?» не возникает. Надо обращаться к программисту и убирать вирусы. Если «зависаем» мы, то в худшем случае это не осознаётся вовсе, в лучшем – мы идём к специалисту соответствующего профиля. Но, к сожалению, узкие специалисты работают только с последствиями. Восстановить естественную программу им не под силу, да и задача такая не ставится.

Чтобы восстановить программу надо «убрать» вирус. В кинезиологии таким вирусом считается стресс. Причём стресс рассматривается не с позиций адаптационной теории Селье. В понимании кинезиолога стресс – лишение человека выбора. Таким образом, стресс - это отрицательные эмоции которые человек испытывает в ситуации дефицита (лишения его чего-то желаемого). Этим желаемым в подавляющем числе случаев являются отношения. Стресс изменяет восприятие индивида. Левое полушарие головного мозга (мужское) решает задачу по охране своего хозяина от повторного попадания в ситуацию подобную той, в которой он испытал боль. Причём, неважно какая это боль – физическая или эмоциональная. А потому, любая ситуация рассматривается с позиций ожидания боли и если какой-либо признак (назовём его – маркер) обнаруживается, то вся ситуация становится неприемлемой. Эта неприемлемость становиться выбором в результате дислексии. Дислексия - неправильное, искажённое прочитывание или считывание информации, с последующим неадекватным реагированием.

Самые значимые отношения для человека – это его отношения с матерью и отцом. Именно к ним (к своим родителям) он приходит, и их признание он должны получить. Отношения с родителями формируют  приятие себя. Мужское (логическое, реализующее) и женское (творческое, интуитивное) начала ассоциируются именно с ними – первыми в жизни человека мужчиной и женщиной. Также на основании опыта отношений с матерью и отцом он будет выстраивать отношения с мужчинами и женщинами в своей жизни. Он будет играть роль супруга так, и ждать от партнёра того, свидетелем чего был в отношениях своих родителей. Отношения со своими детьми он будет строить также сообразуясь с этим опытом. Даже если человек осознал неверные с воспитательной точки зрения моменты, и он говорит себе, что никогда не повторит ошибок своих родителей, в моменты стресса он реализует именно эти модели поведения, а не свои благие намерения.

Причём, отношения с родителями начинаются не тогда, когда человек начинает осознавать себя, а с момента зачатия. Очень значимы: период внутриутробного развития, роды, раннее детство. Память, в тривиальном понимании её, не хранит эти факты. Но информация о каждом мгновении жизни есть и она доступна.

Конечно, не только отношения с родителями формируют сегодняшние проблемы. Очень значимы отношения с окружающими, особенно когда человек зависим от них. Это отношения с родственниками, отношения со сверстниками, с педагогами и т.д. Предыдущие поколения родственников тоже могут влиять на реализацию своих потомков. Испытанные ими стрессы передаются по наследству.

К прошлому логично отнести и то, что связано с понятием «карма». Программы исполнения некоего «высшего» предназначения, прохождения соответствующего опыта Душой с целью достижения совершенства. Эти программы тоже сформированы прошлым. Правда, это прошлое можно оспаривать, не принимать всерьёз, потому как это опыт Души. Однако, регрессивный гипноз позволил проникнуть в тайну воплощений и периодов между воплощениями (M.Neuton, США). Выводы, сделанные им в результате исследований, в чём-то созвучны теории архетипов Юнга. Однако эти данные требуют отказа от привычки типизирования и признания индивидуальности этого архе опыта.

Работа с прошлым в кинезиологии напрямую зависит от мышечного тестирования и без него невозможна, либо неэффективна. Даже если пациентом осознаётся стресс присутствующий в памяти, и делается попытка с ним работать (а работать – означает исправлять ситуацию, переигрывать её исходя из осознанного выбора пациента), результат можно признать ничтожным, что подтверждается опять же мышечным тестированием.

С помощью мышечного тестирования осуществляется регрессия – возврат по возрасту в прошлое. Происходящее можно условно обозначить как нахождение электронного адреса файла содержащего интересующую нас информацию. Мышечное тестирование помогает «проявить» ситуацию протестировав эмоции на тот момент времени, тем самым выводя их на уровень осознания пациентом, тем более что это происходит во фронто-окципитальной позиции (реинтегратор мозга). Восстановление ситуации происходит в формате воспроизведения информации поступившей в своё время от органов чувств (аудио, визуальной, тактильной и т.д.), либо в форме воспоминания и осознания произошедшего. Переигрывание ситуации пациентом означает изменение эмоционального статуса. Меняется минус на плюс. Восполняется дефицит желаемого и происходит естественное восстановление искажённой программы. Восприятие восстанавливается, соответственно восстанавливается адекватное реагирование на происходящее в сегодняшнем дне.

Эта работа возможна в любом возрасте возврата: возрасте самого пациента, возрасте его предков (иногда это и седьмое, и десятое, и двенадцатое колено), и даже в предыдущих воплощениях Души. Надо сказать, что кинезиология «Three in one concepts» не предполагает работу в воплощениях Души, но опыт такой работы есть. По мере изменения ментальности общества данное направление кинезиологии будет наверняка востребовано.

Индивидуальность или генетически детерминированные способы взаимодействия индивида в социуме. Это его индивидуальные неосознанные способы реагирования на происходящее, а также способности и предпочтения на основе которых осуществляется неосознанный выбор. Danial Whiteside – один из авторов концепции «Три в одном» на основе результатов мышечного тестирования выявил связи между структурами тела физического (костных структур черепа; формы, размеров, расположения и симметричности структур формирующих лицо: нос, губы, брови; длина ног, пальцев рук, мышечного тонуса и т.д.) и вышеперечисленных особенностей психоэмоционального статуса. Степень выраженности тех и других имеют прямую зависимость. Чем более выражена структура, тем более выражена и функция с ней связанная. Для человека наиболее значимо владение крайне выраженными, либо невыраженными структурами, потому как он «выпадает» из социума ввиду своей необычности: неадекватностью реагирования (с точки зрения большинства), несоответствию стандарту физических либо психических констант, необычностью выборов и способностей. В большинстве случаев эта необычность и это несоответствие не осознаются пациентом и порождают конфликт с окружением, или внутренние конфликты (стресс на себя) которые разрушают личность.

В данном случае мышечное тестирование позволяет выявить стрессовые структуры и помочь пациенту путём разрешения стрессов в прошлом и выведением на уровень осознания его особенностей. Осознание себя «таким» позволяет убрать эмоциональное напряжение и предотвратить будущие стрессы.

Таким образом, кинезиология позволяет работать с теми причинами проблем, которые действительно лежат за гранью осознанного. Точечная регрессия и осознание проблемы во фронто-окципитальной коррекции даёт возможность рассеивать стрессы которые явились наиболее значимыми с позиций их повреждающей способности. Эта способность зависит от силы испытываемой эмоции в конкретной ситуации, а не от значимости самой ситуации для пациента. Иногда восстанавливаемые события носят мимолётный характер, безобидны на первый взгляд, но эмоциональная пиковая нагрузка в них бывает чрезвычайно велика. Зачастую это связано с индивидуальностью пациента, с его открытостью и эмоциональной ранимостью. Эти особенности также напрямую зависят от структур, которыми обладает пациент.

Кинезиология «Three in one concepts» или «One brain» имеет возможность обеспечить пациенту не только разрешение его осознанных проблем, но и проявить его способности, реализовать его потенциал. Работа со стрессами породившими неосознанные долги, самоограничения, ревность, зависть, сексуальную несостоятельность, низкую самооценку приводит к прорыву в реализации планов, раскрытию и осознанию творчества, самодостаточности и, как следствие, к успешности в сегодняшнем дне.