Европейская Академия Естественных Наук

Europäische Akademie der Naturwissenschaften Hannover рег. № 8080 от 17.12.02

Saturday, Nov 18th

Last update:09:32:18 AM GMT

You are here:

МОДЕРНИЗАЦИЯ, ИЛИ ОПТИМИЗАЦИЯ? А.А. Хадарцев

ХАДАРЦЕВ АЛЕКСАНДР АГУБЕЧИРОВИЧ

Заслуженный деятель науки РФ, лауреат Премии Правительства в области образования за 2007 г., доктор медицинских наук, профессор, вице-президент Академии медико-технических наук, академик-секретарь Отделения фундаментальных медико-биологических исследований Европейской академии естественных наук, Соросовский профессор.

 

МОДЕРНИЗАЦИЯ, ИЛИ ОПТИМИЗАЦИЯ?

 

Еще в 90-е годы ХХ века в своих письмах, адресованных Минздраву РФ, в статьях на страницах «Медицинской газеты», публикациях в научных журналах – мной неоднократно поднималась проблема модернизации региональной системы здравоохранения, предлагалась поэтапная модель и схемы организационно-управленческих мероприятий. Но тщетно! И вот вновь на повестку дня вынесен поставленный Президентом вопрос: «Что делать?»  Он рассматривался и «активно» обсуждался, как и все исходящие «сверху» директивы, на расширенном заседании коллегии Минздравсоцразвития РФ.

Региональные проблемы –  все те же: нехватка кадров (дефицит около 30%), разобщенность академической и министерской (ведомственной)  медицинской науки, низкое качество оказания медицинской помощи населению (особенно, сельскому!) в регионах.

Триада: наука – образование – практика в медицине до сих пор мало чем отличается от известной крыловской триады: лебедь – рак – щука. Страдает в первую очередь организационно-управленческая стратегия. Думается, что привычные нашему уху министерские призывы к «активизации работы» в заданном направлении – останутся не более чем благими пожеланиями, если модернизация, точнее, оптимизация системы управления (медицинской науки, образования, здравоохранения) – не будет проведена в первую очередь.

Одним из путей достижения такой оптимизации представляется многоуровневая система реорганизации – от правительственного до муниципального. На региональном, областном уровне имеется неразрывная связь всех трех компонентов, обеспечивающая взаимосодействие медицинской  науки, практики и образования для достижения цели. Но вот до сих пор нет ясности даже по клиническим базам для обучения студентов, без которых сохранение традиций отечественного медицинского образования не представляется реальной. В одних регионах образовательные медицинские учреждения вынуждены платить арендную плату за их использование, в других – на договорных началах безвозмездно, и только единичные ВУЗы имеют собственные клиники. В свое время Минздравсоцразвития отдельным письмом рекомендовало модель безвозмездного, договорного пользования клиническими базами при обучении. Но местные региональные законы сводят на нет эти рекомендации. Считаю важным принятие специального решения на уровне Правительства и Госдумы РФ, обязывающего эту модель для исполнения  всеми структурами. Это сопряжено с наличием разных форм собственности, взаимодействие между которыми не может быть решено на местном уровне. Ведь до сих пор нет долгожданного Положения о клинических базах, действует положение Минздрава РФ 1993 года, устаревшее по всем позициям. А все потому, что нужна воля и настойчивость при обращении в Правительство и Госдуму. Потому что финансовое обеспечение клинических баз – краеугольный вопрос, решение которого может преобразовать лебедя, рака и щуку в птицу-тройку современной медицины! То же и по использованию научных лабораторий в общих интересах триады.

На региональном уровне целесообразно, сохранив вертикаль управления (академической наукой, образованием, здравоохранением), создать научно-образовательные медицинские объединения, осуществляющие принятие и реализацию тактических управленческих решений. Варианты и алгоритм создания таких объединений имеются. Иначе межведомственная передача информации по горизонтали и по вертикали затягивается в регионах на определенно долгое время. Конечная цель образовательных усилий – клинически грамотный, теоретически подготовленный и вооруженный современными технологиями врач, оказывающий реальную помощь человеку.

В этом контексте чрезвычайно актуальны решения прошедшего в конце апреля этого года Первого всероссийского форума саморегулируемых организаций (выступления Л. Рошаля, Э. Набиуллиной и др.), из которых вытекает необходимость принятия закона о саморегулировании профессиональной деятельности в здравоохранении. Это соответствует требованиям  и законам развития постиндустриального общества, в которое мы неизбежно вступаем. Хаос (в биологических объектах, социальных структурах, в искусстве, литературе и пр.) управляется и организуется только через саморегулирование всех составляющих его процессов. Чиновники (министерств, ведомств) не могут управлять всем и вся, это и есть предтеча пресловутой коррупции. Они должны содействовать законному претворению в жизнь чаяний народа через принятие государственных решений. Но потребности исходят из масс, только надо уметь их услышать! В этом задача государственного демократического управления. Жалко, что нанятые для решения народных проблем чиновники становятся амбициозными диктаторами, навязывающими массам узко корпоративные предпочтения, и законовершителями собственных интересов, для чего используют немалый административный ресурс, предназначенный для достижения иных целей.  Чиновники – для народа, а не народ – для чиновников! Хороший чиновник, профессионал, а не мифический «топ-менеджер», – благо для общества!

Итак, «модернизация» здравоохранения – это оптимизация имеющихся управленческих и материальных ресурсов. Надо отдать должное: несмотря на существенные дефекты реализации, нацпроект «Здоровье» существенно улучшил техническое оснащение учреждений здравоохранения. А как учить молодежь работе в рамках современных технологий? У ВУЗ-ов средств таких нет, а, если есть, то у избранных. Из уст министра мы слышим, что «Необходимо рассмотреть вопрос расширения материально-технической базы сильнейших медицинских вузов (курсив мой) с концентрацией исследовательских лабораторий, добиваясь тем самым максимального синергетического эффекта от совмещения научной и образовательной деятельности». Вроде бы все правильно! Но, до сих пор не решен вопрос критериальной оценки, какой вуз «сильнейший», какой «слабейший». Рейтинговая система исчерпала себя. Кто был «сильнейшим», скорее «старейшим», тот имеет большие возможности и для материально-финансового обеспечения, и для участия в работе академических учреждений, и для публикаций, то есть отрезаются пути для развития и перехода в разряд «сильнейших» множества региональных образовательных медицинских учреждений, обеспечивающих прогресс общероссийской медицины, образования, да и науки. Ведь «коликчество», по Райкину, еще не означает «какчество». Но государственная политика в том, чтобы не было «слабейших», чтобы эффективность деятельности повсеместно повышалась, а не искусственно занижалась.